8-903-608-07-06

Честно, разумно, добросовестно

Еще раз к вопросу об ордере адвоката в уголовном судопроизводстве
В пятом выпуске Новой адвокатской газеты за 2012 год был затронут весьма острый вопрос о правовом статусе ордера адвоката, истории возникновения такого способа удостоверения полномочий, В. Буробиным были высказаны предложения об упразднении ордера адвоката во всех процессуальных кодексах. В настоящей статье будут высказаны суждения о необходимости оптимизации удостоверения полномочий адвоката в условиях действующего законодательства.
Согласно ст. 49 ч. 4 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника при предъявлении удостоверения адвоката и ордера. И если предъявление удостоверения адвоката, как правило, не представляет затруднений, отсутствие ордера у защитника сделает невозможным его участие в деле. Таким образом, формальность, «метко» названная В. Буробиным «социалистическим анахронизмом», может привести к невозможности реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь. Сразу же оговоримся, все суждения, высказанные в настоящей работе, относятся к защите в уголовном судопроизводстве по соглашению, поскольку соглашение может понадобиться внезапно, за пределами рабочего времени адвокатского образования, что приведет к невозможности оформления ордера в надлежащем порядке без дисциплинарных нарушений. Напротив же вызов защитника по назначению правоохранительных органов, осуществляется хотя бы с минимальным уровнем заблаговременности и не вызывает затруднений в составлении ордера.

Как известно, адвокатура является негосударственной организацией и не наделена правом законотворческой инициативы, поэтому положения ст. 49 ч. 4 УПК следует рассматривать как неизбежную данность. Посему не будем углубляться в вопрос об изменении законодательства. Однако мы управомочены разработать документ определяющий порядок выдачи ордеров. Таким актом является «инструкция о порядке выдачи ордеров адвокатам, хранения бланков ордеров и корешков использованных ордерских книжек в адвокатских образованиях», утвержденная на уровне Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. Согласно п. 2.6. названной Инструкции «ордера адвокатам выдаются руководителями адвокатских образований (руко­водителями филиалов коллегий адвокатов) лично либо назначенными ими ответственны­ми лицами (дежурными адвокатами) под роспись в журнале учета выдачи ордеров», следовательно, истечение времени работы адвокатского образования (его филиала) приведет к невозможности оформления ордера в установленном порядке, а ведь задержание доверителя, его допрос, обыск может быть произведен круглосуточно. Нарушение процедуры выдачи ордера, в обход названного порядка, может расцениваться как дисциплинарный проступок и в зависимости от тяжести последствий и иных обстоятельств может повлечь для адвоката самые серьезные последствия вплоть до прекращения статуса.

Каждый из нас, кто сталкивался с оказанием квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, знает, что наши процессуальные оппоненты не всегда используют безупречные методы работы и порой готовы воспользоваться любой возможностью для противодействия деятельности адвоката. В таком случае, зачем же мы сами создаем себе препятствия в удостоверении наших полномочий в рамках конкретных дел?! Поскольку автор данной работы разумных причин усложнения порядка выдачи ордеров не усматривает, считаю необходимым упростить порядок выдачи ордеров для уголовной защиты по соглашению с обязательным созданием механизма контроля и проверки правомерности действий адвоката при упрощенной процедуре выдаче ордера, после выполнений неотложных действий по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Причем изменений названной Инструкции не потребуется, поскольку п. 2.8. гласит, что в исключительных случаях (убытие в длительную командировку в другие ре­гионы по делам, находящимся в производстве; на время дежурства адвокатов в ночное время, в выходные и праздничные дни и т.п.) в адвокатских образованиях может быть ус­тановлен особый порядок выдачи ордеров адвокатам и отчетности по ним. Следовательно, на уровне адвокатских образований, но не их филиалов, могут быть приняты отдельные акты, регулирующие упрощенный порядок выдачи ордеров на осуществление уголовной защиты по соглашению.

Предлагаю при разработке такого акта исходить из следующих обязательных положений: упрощенный порядок действует в отношении ордеров на уголовную защиту по соглашению; ордеры (не более трех) могут храниться у адвоката, а не в адвокатском образовании (его филиале); для получении таких ордеров адвокат должен обратиться с письменным заявлением на имя руководителя адвокатского образования (его филиала); передача конкретных ордеров с указанием их номеров оформляется в письменном виде; при передаче адвокату ордеров в них не заполняются графы о существе поручения и основании выдачи ордера; перед самостоятельным заполнением адвокатом графы о сущности поручения обязательно заключение соглашения об оказании юридической помощи; после того как адвокатом осуществлены неотложные действия по защите он обязан в письменном виде сообщить руководству адвокатского образования (его филиала) об использовании ордера и продемонстрировать заключенное соглашение для обоснования правомерности использования ордера в условиях, не терпящих отлагательств.

Предвосхищая возможные возражения вышеуказанным предложениям, хочется отметить следующее. Например, стороне обвинения предоставлена возможность провести обыск жилища при отсутствии предварительной санкции суда в случаях, не терпящих отлагательств с последующей легализацией этого действия в порядке судебного контроля (ст. 165 ч. 5 УПК РФ). Тогда почему же и мы не вправе также после предъявления ордера правоохранительным органам обосновать правомерность и обоснованность использования предварительно не полностью заполненного ордера в случаях, не терпящих отлагательств. Также отсутствуют разумные основания утверждать, что в защите, не терпящей отлагательств, будет иметь место безвозмездное ее оказание либо сокрытие гонорара, поскольку согласно решению Совета и Квалификационной комиссии Палаты адвокатов Нижегородской области от 26 марта 2003 года «О порядке и сроках оприходования полученного адвокатами гонорара» допускается внесение гонорара в кассу адвокатского образования (его филиала) не только доверителем, но и адвокатом, при соблюдении установленного порядка.

На основании выше изложенного считаю необходимым рассмотреть вопрос о принятии положений об упрощенной процедуре выдаче ордеров на уголовную защиту по соглашению на уровне адвокатских образований для оптимизации возможностей на оказание квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве.
Первые размышления о попытке преодоления судебной волокиты
(июль 2010 года)

Принятие комплекса законов направленных на преодоление волокиты в судопроизводстве демонстрирует благие намерения законодателя, однако, эти нормы могут оказаться неэффективными в правоприменительной практике

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое судебное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…». Согласно единодушной позиции Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) и Конституционного суда России право на исполнение судебного акта является частью права на судебную защиту. Необходимость создания в РФ организационно-правового механизма, предусматривающего порядок реализации права на получение компенсации за затянутое судопроизводство или неисполненное публично-правовым образованием решение суда, обуславливалась не только практикой Европейского суда по правам человека (дела «Бурдов пр. РФ», «Вассерман пр. РФ», «Яворивскя пр. РФ»), но и отмечалась Конституционным судом РФ. Так, в определении Конституционного суда РФ от 3 июля 2008 г. №734-О-П, указывалось, что «…отсутствие в российском законодательстве положений, прямо предусматривающих возможность компенсации вреда, причиненного неисполнением судебных решений, вынесенных по искам к государству и иным публично-правовым образованиям, может рассматриваться как пробел, наличие которого приводит к нарушению конституционных прав граждан».
Этот пробел, в полной мере, был преодолен лишь 30 апреля 2010 г. при подписании Президентом РФ федерального закона №68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее – закон о судебной волоките). Для полноценного функционирования «первого» ФЗ «в пакете» одновременно был принят ФЗ №69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее – оптимизирующий закон).

Согласно ст. 1 закона о судебной волоките «граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве, в предусмотренных ФЗ случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, в разумный срок могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном настоящим ФЗ и процессуальным законодательством РФ». Присуждение компенсации не зависит от наличия/отсутствия вины «органа-волокитчика». Компенсация не препятствует возмещению вреда на основании ст. ст. 1069 – 1070 ГК РФ. Присуждение компенсации лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения, т.е. в российском суде и в ЕСПЧ. По делам подсудным мировым судьям и районным судам заявление о компенсации рассматривается судом субъекта федерации и т.д., и т.п. Заявление имеет шестимесячный срок исковой давности и императивно установленный момент начала течения срока исковой давности. Не может быть признано нарушением права на безотлагательное судопроизводство по гражданскому или административному делу, если оно рассматривалось менее трех лет, для уголовного дела - четыре года. Обязательным условием для получения компенсации в любом виде судопроизводства является обращение, при производстве по делу, с заявлением об ускорении его рассмотрения в порядке, установленном процессуальным законодательством. Закон определяет ответчиков по данной категории дел. Судебное решение о присуждении компенсации исполняется в трехмесячный срок со дня его поступления на исполнение в порядке, установленном бюджетным законодательством РФ. Исполнение судебных актов может быть приостановлено в соответствии с законодательством РФ.

Один из ключевых вопросов – размер компенсации. Согласно п. 2 ст. 2 закона о судебной волоките размер компенсации определяется «исходя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики ЕСПЧ». В этой связи Российская газета отмечает: «для сравнения ЕСПЧ обычно штрафует волокитчиков на 500 - 3000 евро. В Европе национальные тарифы жестче – 5000 – 6000 евро».

Думается, что все положения этого замечательного по духу закона заслуживают своего детального внимания. Однако, в виду ограниченного формата настоящей работы, перейдем к анализу некоторых «узких мест».

Во-первых, обратимся к новому процессуальному документу на примере УПК РФ – заявлению об ускорении рассмотрения дела. Согласно ст. 6.1 УПК РФ «в случае если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела. Заявление об ускорении рассмотрения уголовного дела рассматривается председателем суда в срок не позднее 5 суток со дня поступления этого заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела». В указанной норме, необоснованно не отмечены дела, частного обвинения, не установлено, кому подается заявление в случае рассмотрения уголовного дела мировым судьей. Кроме того, очевидно, что уголовные дела, рассматриваемые мировым судьей, не могут иметь срок волокиты в четыре года, так как срок давности по таким преступлениям два года. Представляется не универсальной, а, следовательно, не рациональной, норма о рассмотрении такого заявления председателем суда, ведь дело может находиться в его производстве. В этой связи необходимо дополнить УПК РФ положениями о рассмотрении заявления председателем районного суда, в случае рассмотрения дела мировым судьей и соответствующих полномочиях председателя суда субъекта федерации или его заместителя в случае рассмотрения уголовного дела в районном суде.

Во-вторых, установление минимального срока, при котором дело может быть признано затянутым, представляется весьма опасным, ведь рассмотрение уголовного дела с одним эпизодом проходившем три с половиной года не может считаться волокитой, при том, что достаточно пары недель для рассмотрения деяния. Таким образом, суду продемонстрировали ориентир - уложиться в три или четыре годы и всё в порядке. Это неверно, требуется более гибкая шкала с большим количеством критериев и сроков.

В-третьих, согласно п. 2 ст. 1 ФЗ от 2 октября 2007 года №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» «условия и порядок исполнения судебных актов по передаче гражданам, организациям денежных средств соответствующего бюджета бюджетной системы РФ устанавливаются бюджетным законодательством РФ», то есть гл. 24.1 Бюджетного кодекса РФ (ФЗ №145-ФЗ от 31 июля 1998 г., далее – БК РФ). В соответствии с нормами гл. 24.1 БК РФ исполнительный лист и компенсационный судебный акт для исполнения направляются в финансовые органы соответствующих бюджетов. Возложение обязанностей по исполнению «компенсационных» судебных актов на иные, помимо федеральной службы судебных приставов, государственные органы (для РФ – министерство финансов РФ) и невозможность принудительного взыскания денежных средств с соответствующего бюджета бюджетной системы РФ были признаны не противоречащими Конституции РФ в постановлении Конституционного суда РФ от 14 июля 2005 г. №8-П, «так как государству в процессе исполнении судебного решения, вынесенного по иску к РФ (…), во всяком случае должна быть обеспечена возможность принять организационно-технические меры по перераспределению бюджетных средств, находящихся на казначейских счетах, таким образом, чтобы реализация права на судебную защиту не парализовала деятельность соответствующих государственных структур (…) и, следовательно, не привели бы к нарушению обеспечиваемых их функционированием прав и свобод человека и гражданина». Невозможность принудительного взыскания компенсации за судебную волокиту потенциально допускает проволочку в исполнении самого компенсационного судебного акта! В этой связи, установление императивной нормы о немедленном исполнении «компенсационного» судебного акта обеспечивается лишь доброй волей и неукоснительным следованием закону финансовыми органами. Многолетняя практика применения комплекса законов о судебной волоките продемонстрирует, сможет ли современная России реализовывать блестящие по духу закону. Хочется верить, что сможет!

Арутюнян Камо Витальевич,
стажер адвоката Областной адвокатской конторы НОКА.
Палата адвокатов Нижегородской области

Научно-консультативный совет

Методические рекомендации по действиям адвоката при отобрании у него подписки о не разглашении данных предварительного расследования по уголовным делам, не содержащим государственную тайну.

гор. Нижний Новгород 2016 год
 
Раздел 1 – Основные понятия и реалии уголовной практики

Адвокатам необходимо принимать во внимание, что установленный статьей 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) порядок предупреждения участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного расследования без разрешения следователя/дознавателя (далее - следователя) предусматривает возможность отобрания подписки о неразглашении данных предварительного расследования (далее – подписка) с предупреждением об ответственности по статье 310 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Исходя из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года № 467-О (пункт 2.3) установленный статьей 161 УПК РФ порядок предупреждения участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного следствия без разрешения уполномоченных лиц предусматривает возможность отобрания подписки о неразглашении соответствующих сведений с предупреждением об ответственности по статье 310 УК РФ. Названная норма подлежит применению в системном единстве с другими, базовыми для нее, уголовно-процессуальными нормами, устанавливающими обязанность определенных участников судопроизводства - потерпевшего, гражданского истца, защитника, гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика и понятого не разглашать данные предварительного расследования (статьи 42, 44, 53 - 60 УПК РФ).

По смыслу Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2009 года № 559-О-О отобрание следователем подписки у адвоката является допустимым, а соответствующие правовые нормы признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации.

Таким образом, в целом предложение следователя о даче подписки адвокатами должно рассматриваться в качестве законного действия.

Вместе с тем в подобной ситуации, с целью исключения произвольного ограничения прав участников уголовного судопроизводства, адвокатам следует руководствоваться положениями действующего законодательства, правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и судебной практикой.

Действия следователя по отобранию подписки у адвоката необходимо рассматривать, как существенное ограничение возможностей адвоката по защите интересов доверителя, поскольку в таком случае адвокат лишается возможности разглашать данные предварительного расследования без соответствующего разрешения следователя, которое должно быть оформлено в письменном виде или занесено в протокол.

Ограничение в работе адвоката по правилам статьи 161 УПК РФ может повлечь исключение общения адвоката со средствами массовой информации, невозможность обсуждения уголовного дела с коллегами с целью выработки надлежащей правовой позиции, ограничениями в части привлечения специалистов в порядке статьи 86 УПК РФ и так далее.
В целом необходимо любыми разумными и правомерными средствами подписку не давать. В случае, если адвокату не представляется возможным избежать предоставления подписки, следует учитывать содержание настоящих методических рекомендаций.

Вместе с тем необходимо отметить, что согласно имеющейся судебной практике (определение заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации от 23 мая 2016 года по делу адвоката Дворяка В.Г. и постановление Президиума Верховного Суда Республики Хакассия от 23 июня 2016 года по уголовному делу адвоката Дворяка В.Г.), которая является законной и обоснованной, не может образовывать состава преступления по ст. 310 УК РФ само по себе разглашение данных предварительного расследования. При оценке правомерности разглашения таких данных необходимо учитывать конкретные условия обстановки, времени и места совершения деяния, характер и степень его общественной опасности, а в случаях, когда данные предварительного расследования стали достоянием гласности до их разглашения лицом, давшим подписку, еще и обстоятельства, при которых данные предварительного расследования были преданы гласности. Так не может образовывать состав преступления по ст. 310 УК РФ деяния адвоката разгласившего конкретные данные предварительного расследования, если ранее они были оглашены в открытом судебном заседании следователем в присутствии посторонних лиц (представители СМИ, лица не участвующие в данном судебном заседании). Кроме того представляется верным, что состав преступления по ст. 310 УК РФ будет отсутствовать в разглашении данных предварительного расследования, которые ранее были сообщены неограниченному кругу лиц официальными представителями следственных органов с использованием СМИ.

Раздел 2 – Круг лиц, у которых может отбираться подписка

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 21 декабря 2004 года № 467-О, статья 161 УПК РФ и статья 310 УК РФ не предполагают возможность возложения на подозреваемого и обвиняемого обязанности не разглашать без соответствующего разрешения следователя ставшие ему известными данные предварительного расследования.

Таким образом, в случае, если следователь предложит подозреваемому или обвиняемому дать подписку адвокату (защитнику) необходимо советовать своему доверителю (подозреваемому, обвиняемому) такую подписку не давать, а также сообщить следователю о незаконности его требования со ссылкой на указанное определение Конституционного Суда Российской Федерации.

Если такое процессуальное поведение адвоката не приведет к прекращению действий следователя направленных на отобрание подписки, либо повлечет факт удостоверения отказа от дачи подписки в порядке статьи 167 УПК РФ, адвокатам рекомендуется обращаться с жалобами в порядке ст. ст. 124, 125 УПК РФ на незаконные действия следователя.
В УПК РФ прямо перечислены участники уголовного судопроизводства, у которых следователь вправе получить подписку.
К таким участникам относятся:
  • потерпевший (п. 3 ч. 5 и ч. 7 ст. 42 УПК РФ);
  • гражданский истец (ч. 6 ст. 44 УПК РФ);
  • защитник (ч. 3 ст. 53 УПК РФ);
  • гражданский ответчик (п. 2 ч. 3 ст. 54 УПК РФ);
  • свидетель (п. 3 ч. 6 ст. 56 УПК РФ);
  • эксперт (п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ);
  • cпециалист (ч. 4 ст. 58 УПК РФ);
  • переводчик (п. 2 ч. 4 ст. 59 УПК РФ);
  • понятой (ч. 4 ст. 60 УПК РФ).
При этом УПК РФ не содержит указание на дачу подписки, как процессуальной обязанности следующих участников уголовного судопроизводства:
  • представитель потерпевшего, гражданского истца (ст. 45 УПК РФ);
  • законные представители (ст. 48 УПК РФ);
  • представитель гражданского ответчика (ст. 55 УПК РФ).
Полагаем, что поскольку УПК РФ напрямую не предусматривает обязанности представителя потерпевшего, гражданского истца, законных представителей и представителей гражданского ответчика давать подписку, действия следователей по отобранию подписки указанных участников уголовного судопроизводства являются незаконными и должны быть обжалованы в порядке ст. ст. 124, 125 УПК РФ, а сама подписка не должна даваться такими лицами.

Раздел 3 – Реагирование адвоката на предложение дать подписку

С учетом риска привлечения к уголовной ответственности по статье 310 УК РФ адвокатам категорически не рекомендуется давать абстрактные подписки, в которых не конкретизированы не подлежащие разглашению данные предварительного расследования. Поскольку под данными предварительного расследования может пониматься неопределенный круг сведений от номера уголовного дела и персональных данных участников уголовного судопроизводства до содержания конкретных доказательств.

В случае если от следователя поступает предложение дать подписку необходимо учитывать положения статьи 11 части 1 УПК РФ, согласно которым следователь обязан разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Кроме того в силу ст. 7 ч. 4 УПК РФ любые решения следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Статья 53 части 1 УПК РФ, предусматривает активные действия адвоката по собиранию доказательств, обжалованию незаконных деяний и решений должностных лиц и защите интересов доверителя всеми не запрещенными законом способами.

Со ссылкой на указанные нормы УПК РФ адвокатам рекомендуется не давать абстрактные подписки, а предлагать следователям конкретизировать данные предварительного расследования, не подлежащие разглашению и указывать сроки, до истечения которых соответствующие сведения должны храниться в тайне.
Кроме того, учитывая положения статьи 161 части 2 УПК РФ, подписка может быть дана лишь в отношении сведений, ставших известных лично лицу давшему подписку, например, при участии в следственных и процессуальных действиях по уголовному делу, а также судебных заседаниях в рамках предварительного расследования. Дача подписки о неразглашении данных предварительного расследования, ставших известными из иных источников, например, средств массовой информации законом не предусмотрена и такая подписка отбираться не может.

Конкретные по своему содержанию подписки, в которых четко указываются сведения, не подлежащие разглашению и сроки действия подписки, могут быть даны адвокатами и должны строго соблюдаться с учетом положений раздела 1 настоящих методических рекомендаций.

К конкретным сведениям, о сохранении которых может отбираться подписка, в качестве примеров допустимо относить следующие данные:
  • о месте нахождения вещественных доказательств;
  • о месте жительства участников уголовного судопроизводства и их персональных данных и сведений об их внешности в любой форме (словесный портрет, фотография, видеозапись);
  • сведения о защищаемых лицах и мерах государственной защиты, осуществляемой в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации;
  • сведения, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами (врачебная, нотариальная, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений, банковская тайна, налоговая тайна и так далее);
  • сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральными законами (коммерческая тайна); 
  • сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.
При наличии подписки адвокату следует учитывать, что статья 161 часть 3 УПК РФ регламентируют процедуру, при которой те или иные сведения могут быть разглашены с соблюдением действующего законодательства.

С момента отобрания подписки о неразглашении конкретных данных предварительного расследования не допускается передача соответствующей информации адвокатам любым третьим лицам, за исключением доверителей без соблюдения требований статьи 161 части 3 УПК РФ.

В случае если адвокату необходимо сообщить те или иные данные третьим лицам (например, специалисту) следует предварительно заявить письменное ходатайство в порядке главы 15 УПК РФ. При этом ходатайство адвоката должно быть мотивированным, в нем подробно должны быть изложены причины, по которым данные необходимо разгласить (например, привлечь специалиста для дачи заключения в порядке статьи 86 УПК РФ), указаны конкретные лица, которым эти данные будут разглашены, представить копии документов, подтверждающих взаимоотношения адвоката и лица, которому могут быть разглашены соответствующие сведения, а также изложены негативные последствия в виде невозможности реализации стороной защиты законного права защищаться всеми не запрещенными законом способами.

Необходимость указывать, кому конкретно адвокат имеет намерение передать данные предварительного расследования обусловлена правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 16 апреля 2009 года № 559-О-О. Согласно указанной правовой позиции статья 161 УПК РФ не ограничивает возможность привлечения специалистов и экспертов, приглашенных по инициативе стороны защиты, к участию в деле, а предполагает лишь право следователя предупредить их о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования и обязанность стороны защиты назвать конкретных специалистов, о привлечении которых она ходатайствует.

Постановление следователя, вынесенное по итогам рассмотрения ходатайства адвоката должно отвечать требованиям статьи 7 части 4 УПК РФ то есть быть законным, обоснованным и мотивированным. В случае, если по итогам рассмотрения ходатайства адвоката в удовлетворении будет отказано, адвокату рекомендуется проанализировать возможности достижения конкретной процессуальной цели иным законным путем.

При этом необходимо помнить, что обвиняемый и подозреваемый не могут давать подписку. По этой причине, в случае, если адвокат давал соответствующую подписку, целесообразным представляется соответствующие жалобы, процессуальные обращения, а также любое иное распространение данных предварительного расследования осуществлять от имени и за личной подписью доверителя (подозреваемого, обвиняемого).

В случае, если в силу специфики конкретного уголовного дела (например, мера пресечения), разглашение данных предварительного расследования невозможно никаким иным путем, кроме как через действия адвоката или иного лица, давшего подписку, необходимо строго руководствоваться положениями статьи 161 части 3 УПК РФ.

При отсутствии соответствующего разрешения следователя и признании таких действий законными в порядке статей 124, 125 УПК РФ, адвокатам не следует разглашать данные предварительного расследования, аналогичную линию поведения необходимо рекомендовать доверителям, давшим подписку.

В случае реализации права адвоката на обжалование незаконных действий, бездействий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование (ст. ст. 124, 125 УПК РФ), необходимо учитывать, что для реализации этого права не требуется получать предварительное согласие следователя на разглашение данных предварительного расследования, однако тексты соответствующих жалоб не должны превышать пределы необходимости и достаточности для реализации права на обжалование (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 06 октября 2015 года № 2444-О п. 4).

Член НКС ПАНО
адвокат К.В. Арутюнян
Юридические услуги сегодня - это необходимое и важное средство защиты своих прав как в отношениях с окружающими, так и с государством. И здесь не важно в какой именно области вам понадобится предоставление юридических услуг. Главное, что при помощи профессионального специалиста вы будете уверены в том, что все действия правильны, ваши права попрать не удастся, и все они будут подкреплены нормами действующего права.