8-903-608-07-06

Честно, разумно, добросовестно

Проблемы состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе и пути их преодоления.

Декларируемые равноправие и состязательность сторон уголовного судопроизводства не получают своего нормативного закрепления на стадии предварительного расследования.

Ч. 3 ст. 123 Конституции РФ устанавливает, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данный конституционное положение закрепляется в ст. 15 УПК, определяющей, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон; функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо; суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Детальный анализ указанного процессуального принципа во взаимосвязи с иными правовыми нормами, создает, не побоимся этого слова, концептуальные противоречия. Ведь декларировав состязательность и равноправие в уголовном процессе России законодатель произвел попытку отойти от инквизиционного к состязательному уголовному процесс. Удалось ли это сделать?

Во-первых, установим - что определяется термином уголовное судопроизводство. П. 56 ст. 5 УПК понимает уголовное судопроизводство как досудебное и судебное производство по уголовному делу. Таким образом, УПК распространяет действие принципа состязательности сторон, не только на стадию судебного разбирательства, но и на предварительное расследование. Системный анализ норм УПК позволяет утверждать, что в целом все участники уголовного процесса в стадии судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела обладают равным объемом прав. Однако имеют ли стороны обвинения и защиты равные возможности на предварительном расследование? Думается, что нет. Это объясняется, прежде всего, неравенством возможностей стороны обвинения и защиты. Следователь имеет в своем «арсенале» ряд исключительных полномочий. Утверждать о равноправии сторон на предварительном расследовании не возможно, когда следователь может применить меры процессуального принуждения и меры пресечения, самостоятельно определять ход расследования, а также отклонять ходатайства защиты, а последняя может лишь быть заявлять ходатайства и отказаться от дачи показаний.     

Отметим также, что в юридической литературе высказывалась позиция, в соответствии с которой представлялось совершенно непоследовательным отсутствие в ч. 1 ст. 15 УПК указания не только на состязательность, но и на равноправие сторон. Это упущение рассматривалось как отступление от соответствующего конституционного принципа. Однако, нам думается, закрепление в ч. 4 ст. 15 УПК положения о том, что стороны обвинения и защиты равноправны перед судом, является частичной реализацией конституционного принципа равноправия. Ведь на предварительном расследование, когда только устанавливаются все обстоятельства, подлежащие доказыванию еще отсутствует спор о виновности подследственного, так как не полностью установлен его предмет, а также отсутствует арбитр, который способен разрешить спор. Кроме того, возможно производство предварительного расследования и без фигуры подозреваемого или обвиняемого. Поэтому норма о равноправии сторон перед судом является правильной, ибо в конечном итоге стороны должны быть равноправны перед стороной, разрешающей правовой спор и только тогда, когда предмет этого спора полностью установлен. Однако, если законодатель правильно закрепил равноправие сторон перед судом, в чем же еще состоят проблемы состязательности и равноправия сторон?

Как нам думается проблема обусловлена рядом фактором. В действительности стороны начинают состязаться еще на стадии предварительного расследования, собирая доказательства, обосновывающие виновность или невиновность подследственного. В этой стадии стороны соревнуются друг перед другом и именно в этой ситуации в наибольшей степени проявляется неравенство их возможностей. И если наделение защиты мерами процессуального принуждения и пресечения не представляется не только невозможным, но и нецелесообразным, то неравенство возможностей в доказывании оказывает губительнейшее воздействие на состязательность и равноправие сторон в предварительном расследовании.

Ч. 3 ст. 86 УПК определяет, что защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лица с его согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Введение в отечественный уголовный процесс указанной нормы является недостаточной мерой законодателя, на конституционном уровне установившего равноправие и состязательность сторон судопроизводства. Учитывая специфику уголовно-процессуального доказывания, отметим, что ни одно доказательство не будет иметь юридической силы, если оно не будет отвечать требованиям допустимости. Указанное требование на предварительном расследовании может обеспечить лишь следователь, который по ходатайству защиты приобщит к материалам уголовного дела, документ или предмет, представленный адвокатом, или проведет допрос по ходатайству последнего. Вместе с тем, следователь не обязан удовлетворить соответствующее ходатайство защиты. Право защиты на обжалование соответствующего решения или действия/бездействия в порядке ст. 125 УПК не представляется нам мерой, способной уравновесить возможности сторон на предварительном расследования. И как правильно отмечают Т.Г. Бородинова и И.Ф. Демидов, если реализация права одного субъекта правоотношения может иметь место лишь по усмотрению другого, то это уже не право, а прошение (1).  Будучи зависимым в своей деятельности по доказыванию на предварительном расследовании, адвокат не может в полной реализовать свою задачу по осуществлению защиты и тем самым не является равноправной стороной уголовного процесса.

Таким образом, фундаментальное противоречие уголовного процесса состоит в том, что декларируя применение в отечественном законодательстве уголовного судопроизводства, основанного на равноправии и состязательности законодатель в реальности не уровнял стороны обвинения и защиты в своих правах в стадии предварительного расследования. Создав тем самым декларативный состязательный и действительный смешанный уголовный процесс. Каким образом можно преодолеть это противоречие?

Предложение ряда исследователей о введении параллельного адвокатского расследования является утопией в условиях все более усиливающейся роли российского государства во всех сферах жизни общества.

Введение в отечественный уголовный процесс фигуры судебного следователя не выглядит организационно приемлемой в нынешних условиях.

Преодоление этого противоречия возможно закреплением в УПК нормы о равенстве сторон обвинения и защиты в доказывании на предварительном следствии, с момента появления фигуры подследственного на столько, на сколько это вообще возможно. Целесообразно установить обязанность органов предварительного расследования удовлетворять любое ходатайство защиты о пополнении доказательственной базы любым законным путем. Подобная реформа отечественного уголовного процесса на наш взгляд является максимально допустимым компромиссом, и позволят функционирование национальной правоохранительной системы без коренной «ломки» исторически сложившихся процедур уголовного процесса.

Попутно отметим, что Конституционный суд РФ в постановлении от 29 июня 2004 года № 13-п подчеркнул «дознаватель, следователь, прокурор и суд, осуществляя доказывание, обязаны принимать в установленных процессуальных формах все зависящие от них меры к тому, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления». Таким образом, Конституционный суд РФ окончательно определил обязанность соответствующих органов собирать по делу доказательства, различного интерпретационного значения. Таким образом, было бы целесообразным наделить защиту большими возможностями по доказыванию в стадии предварительного расследования, тем самым сделав уверенный шаг вперед на пути модернизации России.



1. Т.Г. Бородинова, И.Ф. Демидов Обвинение и защита: проблема равных возможностей // "Журнал российского права", N 2, февраль 2005 г.
Арутюнян Камо Витальевич, Ваш адвокат в Нижнем Новгороде
Областная адвокатская контора НОКА.